Статья 37. Необходимая оборона

СТ 37 УК РФ.

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии
необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц,
охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства,
если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или
другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни
обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия,
является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой
обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности
посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося
лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень
и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо
от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также
независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за
помощью к другим лицам или органам власти.

Комментарий к Ст. 37 Уголовного кодекса

1. Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к посягательству, от которого осуществляется защита, являются: а) общественная опасность посягательства; б) действительность посягательства; в) наличность посягательства.

2. Необходимая оборона допускается только от общественно опасных посягательств. К общественно опасным посягательствам относятся действия, которые немедленно по их совершении и неотвратимо вызывают наступление реальных серьезных вредных последствий для личности, общества или государства, причинение которых в принципе уголовно наказуемо.

Поскольку в законе говорится об общественно опасном посягательстве, а не о преступлении, необходимая оборона допустима от действий невменяемых лиц, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление").

При этом невозможна необходимая оборона от посягательств, совершаемых путем бездействия. С другой стороны, возможна необходимая оборона от неправомерных как по существу, так и по форме действий должностных лиц, связанных с применением насилия в отношении граждан либо с угрозой его применения.

Нарушает данное условие правомерности и не создает необходимой обороны так называемая провокация необходимой обороны, т.е. умышленные действия лица, вызывающего на себя посягательство со стороны другого лица и использующего нападение со стороны последнего как повод для расправы с ним. Содеянное квалифицируется как умышленное преступление на общих основаниях (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19).

Нарушает данное условие правомерности и не создает необходимой обороны также защита от действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК) (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19). В таких случаях ответственность наступает за умышленное преступление на общих основаниях.

3. Действительность посягательства означает, что посягательство происходит в реальной действительности, в реальной жизни, а не в воображении обороняющегося.

Нарушение рассматриваемого условия правомерности, т.е. предположение обороняющегося о существовании посягательства при его фактическом отсутствии, именуется в уголовном праве либо воображаемой обороной, либо мнимой обороной.

Воображаемая оборона имеет место тогда, когда посягательства не существовало в реальности и обстоятельства не давали лицу абсолютно никаких оснований полагать, что оно происходит. В таких случаях чьи-то действия рассматриваются как посягательство из страха или вследствие самовнушения. Квалифицируются они как умышленное причинение вреда на общих основаниях.

Мнимая оборона является разновидностью фактической ошибки и имеет место тогда, когда посягательства не существовало в реальности, однако лицо полагало, что оно происходит. Правила квалификации мнимой обороны приведены в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19.

4. Наличие посягательства означает временной интервал существования посягательства, в течение которого действия рассматриваются как посягательство и дают лицу обороняющемуся защищаться от него.

5. Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к действиям по защите от посягательства, являются: а) защите может быть подвергнут широкий круг правоохраняемых интересов; б) защита должна быть сопряжена с причинением вреда исключительно посягающему; в) защита должна быть своевременной.

6. Такое условие правомерности необходимой обороны, как то, что защите может быть подвергнут широкий круг правоохраняемых интересов, означает следующее. В соответствии с уголовным законом посредством необходимой обороны могут защищаться, во-первых, личность и права обороняющегося; во-вторых, личность и права других лиц (как близких обороняющемуся, так и совершенно посторонних для него); в-третьих, охраняемые законом интересы общества; в-четвертых, охраняемые законом интересы государства. При этом защищаемые интересы должны быть правомерными: так, нельзя рассматривать как необходимую оборону насильственные действия во избежание раскрытия преступления или действия, внешне подпадающие под иные условия правомерности необходимой обороны, однако нацеленные на расправу с посягающим.

7. Второе условие правомерности в данной группе связано с тем, что защита от посягательства должна быть сопряжена с причинением вреда исключительно посягающему. В этом условии можно выделить два значимых момента: во-первых, защита состоит в совершении активных действий по причинению физического или, крайне редко, имущественного вреда; во-вторых, вред при необходимой обороне причиняется исключительно посягающему, что, среди прочего, отличает необходимую оборону от крайней необходимости.

При этом право на защитные действия принадлежит в равной мере всем лицам и не связано с возможностью избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти (ч. 3).

В случае если посягающих несколько, вред может причиняться как всем им, так и любому из них. В таком случае не требуется причинения равного вреда всем посягающим, а меры защиты зависят не от поведения конкретного участника группы посягающих, а от поведения всей такой группы в целом (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19).

8. Своевременность защитных действий означает, что оборона допустима только от наличного посягательства, т.е. от посягательства, уже начавшегося и еще не закончившегося (п. 3, 5, 7 - 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19).

В данной ситуации момент окончания посягательства не совпадает с юридическим моментом окончания совершаемого посягающим преступления. Моментом окончания посягательства признается момент прекращения посягающим своих действий либо вследствие встреченного отпора со стороны обороняющегося, либо вследствие достижения им своей цели, либо вследствие добровольного отказа от дальнейшего продолжения посягательства.

Тем не менее, как и в случае с моментом начала посягательства, момент окончания посягательства оценивается субъективно обороняющимся с учетом объективно сложившейся обстановки. Поэтому если обороняющемуся по обстоятельствам дела не был с очевидностью ясен момент окончания посягательства, то посягательство не считается оконченным. Следует обратить внимание на то, что переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягающего к обороняющемуся сам по себе не свидетельствует об окончании посягательства.

Соответственно, своевременной защита будет тогда, когда защитные действия происходят во временном промежутке между моментами начала и окончания посягательства.

Нарушение рассматриваемого условия правомерности образует либо преждевременную, либо запоздалую оборону. Явно преждевременная оборона имеет место до момента начала посягательства и квалифицируется как умышленное преступление на общих основаниях. Явно запоздалая оборона имеет место после очевидного окончания посягательства и образует саморасправу с посягающим; квалифицируется она как умышленное преступление на общих основаниях. В случае если действия лица после очевидного окончания посягательства совершались в состоянии аффекта, содеянное квалифицируется тем не менее по ст. 108, 114 УК.

9. Соблюдение перечисленных условий правомерности необходимой обороны предполагает оценку соблюдения последнего условия правомерности, связанного с отсутствием на стороне обороняющегося превышения пределов необходимой обороны.

В затронутом контексте необходимо отметить, что уголовному закону известно два вида необходимой обороны.

В первом случае, если посягательство, от которого осуществляется защита, сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, необходимая оборона носит абсолютный характер, т.е. допускает причинение посягающему любого вреда (включая смертельный вред). В этой ситуации сама по себе постановка вопроса о превышении пределов необходимой обороны невозможна (п. 2, 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19).

Во втором случае, если посягательство, от которого защищается обороняющийся, не сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, необходимая оборона носит относительный характер и признается правомерной только при отсутствии превышения пределов необходимой обороны.

10. Было ли посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, оценивается субъективно обороняющимся с учетом объективно сложившейся обстановки.

Если обстоятельства дела давали основания полагать, что возможно применение насилия именно такой степени опасности и обороняющийся именно так оценивал обстановку, то его действия рассматриваются по правилам об абсолютной необходимой обороне. Если же обстоятельства дела не давали достаточных оснований полагать, что возможно применение насилия такой степени опасности, а обороняющийся ошибочно оценивал обстановку как угрожающую жизни вследствие излишней подозрительности или самовнушения, то его действия рассматриваются по правилам об относительной необходимой обороне.

Из последнего правила законом (ч. 2.1 комментируемой статьи) сделано исключение, которое переводит в разряд абсолютной необходимой обороны все ситуации субъективной уверенности лица в возможности применения к нему угрожающего жизни насилия вне зависимости от того, давали ли обстоятельства дела объективно достаточные основания полагать о возможности применение насилия такой степени опасности. Неожиданность посягательства в данном случае позволяет расценивать по правилам об абсолютной необходимой обороне все случаи неожиданного нападения на лицо, создающие у него субъективную уверенность в угрозе для его жизни со стороны посягающего, независимо от того, давали ли обстоятельства дела достаточные основания полагать, что возможно применение насилия такой степени опасности (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19).

11. Под превышением пределов необходимой обороны (ч. 2) следует понимать причинение посягающему без необходимости к тому такого вреда, который очевидно, явно для обороняющегося не соответствует характеру и опасности посягательства. При этом превышение пределов необходимой обороны признается преступным, во-первых, только в случае умышленного причинения вреда и, во-вторых, только в случае причинения посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114 УК).

Оценочная характеристика "явности" превышения связана, во-первых, с фактическим и значительным несоответствием защиты характеру и опасности посягательства и, во-вторых, с осознанием этого несоответствия обороняющимся. Фактическое и значительное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства связано с оценкой множества факторов реального посягательства и мер защиты. К ним, в частности, относятся: характер интересов (благ), на которые посягает виновный; характер и степень опасности, угрожавшей обороняющемуся лично или другому лицу; интенсивность нападения; вооруженность посягающего и обороняющегося; силы и возможности обороняющегося по отражению посягательства; любые иные обстоятельства, влияющие на реальное соотношение сил (п. 11, 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19).

12. Использование гражданами различного рода предохранительных устройств (капканов, ловушек, отравленной пищи и питья и т.п.) при защите от посягательств на собственность является необходимой обороной с соблюдением всех условий ее правомерности (в том числе условия о соразмерности), если размещение устройств исключает реальную возможность причинения вреда посторонним лицам (т.е. не посягающему лицу) и срабатывают эти устройства в момент посягательства.

Другие комментарии к Статье 37 УК РФ