Комментарии к СТ 160 УК РФ

Статья 160 УК РФ. Присвоение или растрата

Комментарий к статье 160 УК РФ:

1. В комментируемой статье регламентирована ответственность сразу за две самостоятельные формы хищения чужого имущества - его присвоение и растрату, каждая из которых имеет свои объективные особенности, присущие этим способам изъятия и обращения предметов посягательства в пользу виновного или других лиц.
При квалификации присвоения и растраты необходимо использовать разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" (сайт Верховного Суда РФ: www.supcourt.ru).

2. Присвоение как самостоятельная форма хищения с объективной стороны представляет собой активные действия, выражающиеся в конечном счете в изъятии, обособлении вверенных виновному товарно-материальных ценностей и обращении их в свою пользу либо в пользу других лиц путем установления над ними их незаконного владения. Сущность присвоения состоит в том, что имущество, правомерно вверенное виновному, экономически перемещается из владения собственника, теряющего над ним в силу этого свою власть, в незаконное физическое обладание преступника, который получает фактическую возможность распоряжаться и пользоваться им по своему усмотрению. Субъективные правомочия собственника владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом преступно переходят в незаконную фактическую возможность субъекта присвоения действовать в отношении вверенного ему имущества таким же образом помимо воли лица, которому оно принадлежит на праве собственности или основанного на нем титульного владения.
В том случае, когда виновный похищает вверенное ему имущество, для того чтобы обратить его в свою пользу, предварительно неизбежно требуется обособить его от остального имущественного фонда собственника, переместить похищенное в пространстве и приобщить к своему личному имуществу, т.е. преступнику требуется сначала изъять предмет посягательства, а затем уже обратить его в свою пользу. Поэтому, вопреки широко распространенному мнению, присвоение - это не просто "удержание", "невозвращение", "уклонение от возврата" вверенного имущества, которые по своей психофизической ситуации, по своему операционному содержанию и форме всегда являются пассивным поведением, типичной разновидностью бездействия человека. Однако похитить что-либо путем бездействия, как это общепризнано, практически, да и теоретически, невозможно. Присвоение - тоже форма активного поведения, состоящего в обособлении, т.е. изъятии и обращении похищаемого имущества в свою пользу.

3. Определяющей особенностью присвоения как самостоятельной формы хищения является особое правовое отношение субъекта к похищаемому имуществу, которое не затрагивает экономической и юридической природы самого предмета посягательства, продолжающего оставаться материальным субстратом чужой собственности.
Статья 160 УК, характеризуя это отношение, в общей форме говорит об имуществе, "вверенном виновному".

Таковым следует считать имущество, находящееся в правомерном владении лица, которое наделено в отношении этого имущества определенными правомочиями. Раскрывая содержание анализируемой формы хищения, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что как присвоение или растрата вверенного или находящегося в ведении лица имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою пользу или пользу другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения собственника осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица).
Это правильное по существу разъяснение относилось к хищению в названных формах только государственного или общественного имущества, и поэтому в качестве носителей правомочий - возможных специальных субъектов преступления в Постановлении Пленума Верховного Суда названы некоторые штатные или нештатные работники соответствующих организаций, которые, присваивая или растрачивая вверенное им организацией имущество, неизбежно должны использовать свое служебное положение. Ситуация резко изменилась в связи с введением новым УК РФ уголовной ответственности и за присвоение или растрату имущества, принадлежащего отдельным гражданам. Эта категория потерпевших может вверить свое имущество и частным лицам, не являющимся работниками какой-либо организации, с наделением их определенными правомочиями по распоряжению, управлению, доставке или хранению имущества. Такие правомочия в том или ином объеме могут быть переданы гражданином - собственником имущества другим гражданам на основании гражданско-правовых договоров подряда, аренды, комиссии, проката, аренды транспортных средств, включая и договора с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации (ст. ст. 626 - 641 ГК), перевозки и хранения и т.д. Понятно, что частные лица, получившие определенные правомочия от собственника по гражданско-правовому договору, могут преступно злоупотребить ими и присвоить переданные им имущественные ценности или денежные суммы в целях реализации договорных прав и обязательств сторон.

Представляется, что именно эти случаи корыстного безвозмездного присвоения или растраты имущественных ценностей, вверенных собственником частному лицу, имеет в виду ч. 1 ст. 160 УК. Субъект же преступления, осуществляющий те или иные правомочия в отношении вверенного ему имущества в связи с занимаемой должностью (бригадир, экспедитор, агент по снабжению, должностное лицо и т.д.), присваивая переданные ему ценности, всегда использует свое служебное положение уже в силу того, что они не оказались бы в его ведении и распоряжении без факта занимаемой им должности. Эта криминальная ситуация охватывается, по нашему мнению, ч. 2 ст. 160 УК по признаку присвоения или растраты лицом с использованием своего служебного положения, причем этим субъектом квалифицированного вида комментируемого преступления может быть как должностное лицо (см. комментарий примечания к ст. 285 УК), так и рядовые работники, которые тем не менее осуществляли правомочия в отношении вверенного им имущества. Эту принципиально новую ситуацию, вытекающую из буквального толкования текста ч. ч. 1 и 2 ст. 160 УК, надо иметь в виду, квалифицируя действия лиц, совершивших присвоение или растрату чужого имущества.

4. Одним из центральных в применении на практике комментируемой статьи УК является вопрос о наличии или отсутствии у субъекта определенных правомочий в отношении переданных ему собственником товарно-материальных ценностей, имея в виду, что от его правильного разрешения органами следствия и судом зависит точная квалификация действий виновного по соответствующей статье гл. 21 УК РФ. В связи с этим к субъектам указанного преступления наряду с должностными лицами сельскохозяйственных предприятий, организаций и учреждений должны быть отнесены экспедиторы, шоферы-экспедиторы, заведующие токами, складами и другие работники, которые осуществляли правомочия по отношению к похищаемому имуществу (БВС РСФСР. 1979. Т. 9. С. 7).
Вместе с тем действия шоферов, трактористов, комбайнеров, возниц гужевого транспорта, водителей малотоннажных речных транспортных средств (лодок, катеров, переправочных паромов), выразившиеся в корыстном, безвозмездном изъятии убранного зерна и другой сельскохозяйственной продукции при их перевозке к местам складирования или хранения, надлежит квалифицировать как кражу чужого имущества. Если же указанные категории работников, помимо чисто производственных функций по транспортировке продукции, выполняли еще и обязанности экспедитора, т.е. были снабжены товарно-транспортной накладной либо иным официальным отчетным документом с указанием наименования, ассортимента, количества (веса), а иногда и стоимости имущества, их действия в подобных случаях должны рассматриваться как хищение вверенных им ценностей в форме присвоения или растраты (БВС СССР. 1985. Т. 1. С. 7).
По общему правилу те или иные правомочия лица в отношении вверенного ему имущества закрепляются в определенной документальной форме: форме распределения прав, обязанностей по должности, договора, соглашения, приказа или письменного распоряжения руководства организации, товарно-транспортной накладной или квитанции, выписанной уполномоченным должностным лицом на имя их конкретного исполнителя.

5. Специальным субъектом присвоения являются материально ответственные лица, которым непосредственно вверены товарно-материальные ценности и которые в силу этого постоянно или временно осуществляют в их отношении определенные полномочия. Субъектом рассматриваемого преступления могут быть как должностные, что на практике встречается значительно чаще, так и недолжностные лица, как штатные, так и нештатные работники различных организаций, в том числе и коммерческих структур, достигшие 16-летнего возраста. Субъектом данного преступления может быть и обычный гражданин, получивший определенные правомочия в отношении конкретного имущества от такого же обычного гражданина, но только собственника. Но и в этом случае "обычный" гражданин получает уголовно-правовой статус специального субъекта преступления, который сообщают ему специальные правомочия в отношении похищаемого имущества.

6. Присвоение как форма хищения признается оконченным с момента изъятия и обособления чужого имущества от остальной товарно-материальной массы, принадлежащей собственнику, и одновременного присоединения его к личному имуществу субъекта преступления с целью распорядиться им как своим собственным. Последующие действия виновного в виде того или иного неправомерного использования уже присвоенного имущества, над которым он установил свое незаконное владение, лежат за пределами состава преступления и не превращают присвоение в другую форму хищения - растрату. В противном случае мы должны были бы признать совокупность двух самостоятельных актов хищения, а второе из них квалифицировать по признаку неоднократности его совершения. Нет нужды говорить о том, что подобное решение - юридический нонсенс, т.е. полная бессмыслица.

7. Растрата - самостоятельная форма хищения, при которой имущество, вверенное виновному для осуществления определенных правомочий, незаконно и безвозмездно истрачивается, расходуется, продается, потребляется и иным образом посредством активных действий отчуждается им, например, передается третьим лицам.
Если установлен состав растраты имущества, то это автоматически означает, что в действиях виновного отсутствует состав присвоения того же самого имущества.

8. Растрата признается оконченным преступлением в момент незаконного распоряжения имуществом, вверенным виновному, т.е. тогда, когда завершился процесс его полного отчуждения в той или иной форме (потребления, израсходования, продажи, передачи другим лицам и т.д.). Чаще всего при совершении преступления в форме растраты начало и окончание деяния сливаются в единый акт отчуждения похищаемого имущества, что по самой физической природе процесса развития данного преступления исключает саму возможность говорить о том, что в течение определенного времени виновный незаконно владел похищенным. Например, кладовщик оптовой товарной базы продает гражданам вверенные ему материальные ценности, а полученные деньги обращает в свою собственность. В другом случае старший продавец мехового магазина безвозмездно передал нутриевую шубу своей сестре. Именно этим моментом растрата отличается от присвоения, которое всегда предполагает незаконное фактическое владение похищенным со стороны управомоченного лица - субъекта названного преступления в течение определенного периода времени.
Процесс незаконного распоряжения имуществом может и не носить одномоментного и одноактного характера, а слагаться из нескольких эпизодов его отчуждения, растянутых во времени. Это, однако, не меняет природы растраты как деяния, не связанного с установлением неправомерного владения над теми материальными ценностями, которые виновным еще не отчуждены. Растрата, слагающаяся из нескольких эпизодов, охватываемых единым умыслом субъекта, и имеющая общую цель незаконного обогащения за счет чужого имущества, должна признаваться оконченной в момент совершения последнего преступного акта отчуждения ценностей, как это свойственно единому продолжаемому хищению.

9. Присвоение и растрату чужого имущества следует отличать от кражи. Основным разграничительным признаком указанных форм хищения является отношение субъекта преступления к похищаемому имуществу. При присвоении или растрате имущество не только вверено виновному, находится в его правомерном владении, но он наделен относительно этого имущества и определенными правомочиями. При краже субъект либо вообще не имеет никакого отношения к похищаемому имуществу, либо получает лишь доступ к нему для выполнения чисто технических, производственных функций, которые, однако, не порождают никаких его правомочий по владению, пользованию, распоряжению или ответственной охране. Не является субъектом присвоения или растраты и должник, взявший у кого-либо взаймы определенную сумму денег, ибо их собственник никакими правомочиями в договоре займа другую сторону не наделяет, кроме обязанности вернуть долг в обусловленное сделкой время. Вместе с тем, если будет доказано, что некий гражданин, беря в долг деньги, с самого начала имел намерение не возвращать их собственнику и безвозмездно, с корыстной целью обратить в свою пользу, он совершает мошенничество (см. комментарий к ст. 159 Уголовного кодекса РФ). При отсутствии у должника умысла на хищение взятых взаймы денег и их невозвращение собственнику порождает гражданско-правовые отношения между кредитором и должником, которые разрешаются посредством предъявления первым соответствующего иска.

10. Часть 2 ст. 160 УК предусматривает ответственность за квалифицированные составы присвоения или растраты чужого имущества, если они совершены группой лиц по предварительному сговору и с причинением значительного ущерба гражданину. Данные признаки совпадают с аналогичными признаками квалифицированного состава кражи, которые были рассмотрены выше.

11. Часть 3 ст. 160 формулирует признаки особо квалифицированных составов присвоения или растраты, если они совершены: а) лицом с использованием своего служебного положения; б) в крупном размере. Перечисленные признаки текстуально точно совпадают с одноименными признаками особо квалифицированного состава кражи (см. комментарий к статье 158 Уголовного кодекса РФ).

12. В ч. 4 ст. 160 УК речь идет о присвоении или растрате чужого имущества, если они совершены организованной группой или в особо крупном размере. Эти признаки также прокомментированы выше при анализе состава кражи.