Статья 26. Преступление, совершенное по неосторожности

СТ 26 УК РФ.

1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по
легкомыслию или небрежности.

2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело
возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без
достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

3. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело
возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти
последствия.

Комментарий к Ст. 26 Уголовного кодекса

1. Законодатель делит неосторожность как форму вины на легкомыслие и небрежность.

2. Интеллектуальный элемент легкомыслия характеризуется абстрактным осознанием лицом общественной опасности своих действий (бездействия) и абстрактным предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий.

Абстрактность предвидения обусловлена волевым элементом легкомыслия, т.е. нежеланием наступления общественно опасных последствий, проявляющимся в самонадеянном, без достаточных на то оснований, расчете на предотвращение последствий.

Иными словами, в легкомыслии лицо активно не желает наступления последствий, оно рассчитывает на их предотвращение. Именно это и предопределяет абстрактный характер осознания общественной опасности и предвидения возможности наступления общественно опасных последствий: лицо абстрагируется от данной ситуации, хотя и знает, что в любой иной аналогичной ситуации последствия наступят. Абстрагируется же оно в силу того, что, по его мнению (расчету), существуют некие достаточные обстоятельства, которые здесь и сейчас предотвратят наступление последствий.

При этом расчет на предотвращение последствий должен быть обоснованным: лицо должно полагаться на некие обстоятельства (свои собственные действия, свое умение, действие иных лиц, действия сил природы, надежность механизмов и т.п.), которые, по его мнению, предотвратят, исключат наступление последствий. Однако в конечном итоге расчет оказывается необоснованным, самонадеянным, легкомысленным, и обстоятельств оказывается недостаточно для предотвращения последствий.

Нежелание наступления последствий, расчет на их предотвращение является основным отличительным признаком легкомыслия, отграничивающим ее от косвенного умысла. При этом для констатации легкомыслия лицо должно именно рассчитывать на какие-то обстоятельства, и пустая, необоснованная надежда на ненаступление последствий, надежда на авось образует уже косвенный умысел.

3. Интеллектуальный элемент небрежности предполагает отсутствие у лица осознания общественной опасности совершаемых действий (бездействия) и непредвидение возможности наступления общественно опасных последствий. Это так называемый отрицательный признак интеллектуального элемента небрежности.

Отсутствие позитивной психической связи между субъектом и причиненными им преступными последствиями ставит вопрос об обоснованности уголовной наказуемости небрежности; тем не менее таковой вопрос снимается положительным признаком интеллектуального элемента небрежности, устанавливаемым, в свою очередь, с помощью двух критериев: объективного и субъективного.

Объективный критерий предполагает следующую из различных социальных норм обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния при соблюдении обязательных для этого лица мер внимательности и предусмотрительности. Эта обязанность может вытекать из прямого указания закона, из специальных правил, профессиональных, служебных или иных функций виновного, а также из общеобязательных правил общежития.

Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации, с учетом его индивидуальных качеств и при проявлении необходимой внимательности и предусмотрительности предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния.

Волевой элемент небрежности характеризуется отсутствием у лица волевых усилий, направленных на предвидение общественно опасных последствий.

4. Неосторожные преступления, не предполагающие наступления последствий в качестве обязательного признака объективной стороны (формальные составы), могут быть совершены только по небрежности, когда лицо не осознает общественной опасности своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно и может это осознавать.

Второй комментарий к Ст. 26 УК РФ

1. Закон знает два вида неосторожной формы вины — легкомыслие и небрежность.

2. Легкомыслие характеризуется с помощью двух признаков. Его интеллектуальное содержание определяется как предвидение абстрактной (т.е. вообще, но не в данной конкретной ситуации) возможности наступления общественно опасных последствий совершаемого деяния.

3. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные основания. При этом виновный рассчитывает на конкретные, реальные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на собственные личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), на действия других лиц или механизмов, а также на иные обстоятельства. Но их значение он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований.

4. Небрежность — это единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных. Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным.

5. Отрицательный признак небрежности — непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий. Положительный признак небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании. Он устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный критерий, а возможность предвидения — субъективный критерий небрежности.

6. Объективный критерий небрежности имеет нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий с соблюдением требований необходимой внимательности и предусмотрительности.

7. Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индивидуальных качеств предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий.

Третий комментарий к статье 26 УК РФ

1. Внутреннее отношение субъекта к наступившим последствиям составляет неосторожную вину в двух ее основных видах: легкомыслии и небрежности. Неосторожные преступления являются менее опасными в сравнении с умышленными, хотя их количество неуклонно растет, особенно это касается области экологии и сферы охраны труда.

2. В качестве самостоятельной формы вины неосторожность впервые была сконструирована в средневековой итальянской доктрине, что явилось следствием деления понятия непрямого умысла. При этом психическое состояние лица выражено тем, что оно не предвидело хотя должно было и могло предвидеть возможность наступления вредных последствий своего деяния.

3. Законодательное закрепление неосторожности в самостоятельную форму вины в определенной мере является подтверждением прогресса науки, дальнейшим усилением принципа субъективного вменения. При этом неосторожное причинение вреда охраняемым законом интересам не может исключать ответственность и влечет применение мер уголовного наказания.

4. Преступное легкомыслие характеризуется тем, что виновный предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение этих последствий.

Интеллектуальный элемент легкомыслия характеризуется тем, что лицо предвидит абстрактную возможность наступления общественно опасных последствий. Законодатель не включил в интеллектуальный элемент легкомыслия психическое отношение субъекта к действию (бездействию), и потому данный факт не имеет уголовно-правового значения. При данной форме вины достаточно, чтобы виновный лишь осознавал сам факт и обстоятельства совершенного им деяния. Общественно опасный характер такого поведения проявляется только при наступлении конкретных последствий, за которые и установлена уголовная ответственность. Факт осознания лицом допущенного нарушения закона оказывает лишь влияние на индивидуализацию наказания.

Легкомыслие имеет определенное сходство с умыслом, при котором виновный предвидит не абстрактную, а реальную возможность наступления общественно опасных последствий. При легкомыслии эта возможность носит абстрактный характер, виновный не осознает действительного развития причинной связи, хотя при надлежащей концентрации психических сил мог бы осознать это (преувеличивает свои возможности, неправильно оценивает обстановку и ошибается). Элемент легкомыслия состоит в самонадеянном расчете на предотвращение вредных последствий своего поведения.
Различие умысла и легкомыслия возможно только по волевому критерию. При преступном легкомыслии субъект надеется предотвратить наступление вредных последствий, но его расчеты самонадеянны, недостаточно обоснованны. Предвидение вредных последствий при легкомыслии отличается от предвидения при умысле меньшей степенью определенности. Ошибки при разграничении умысла и в первую очередь косвенного умысла от легкомыслия часто приводят к неправильной квалификации преступления.

5. Вторым видом неосторожной вины является небрежность, при которой субъект не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог их предвидеть. Небрежность как форма вины характеризуется: 1) отсутствием предвидения общественно опасных последствий; 2) обязанностью предвидения таких последствий; 3) субъективной возможностью их предвидения.
Небрежность и легкомыслие являются двумя видами одной формы вины - неосторожности и, несмотря на различие в формулировках, имеют общие черты. Это сходство заключается прежде всего в единых социальных причинах, заложенных в личности, - невнимательность, пренебрежение к общественным правилам, легкомысленное отношение к исполняемым обязанностям. Небрежность отличается от самонадеянности отсутствием предвидения возможности наступления общественно опасных последствий. Ответственность за причинение вреда по небрежности предусмотрена за то, что лицо, обладая реальной возможностью предвидеть общественно опасные последствия своего деяния, неправильно оценивает свои действия (бездействие) и их возможные результаты по причине невнимательности.

6. Вопрос о выделении в неосторожности интеллектуального и волевого элементов является дискуссионным. К интеллектуальному элементу небрежности относится отсутствие у лица предвидения наступления общественно опасных последствий. Волевой элемент небрежности выражен волевым характером совершаемого виновным действия или бездействия. Характеризуется это тем, что с его стороны отсутствует волевое поведение, направленное на предотвращение общественно опасных последствий своих действий. Определяя небрежность, закон содержит требование о том, что субъект должен и может предвидеть последствия своих действий (бездействия).

7. Долженствование теорией уголовного права и судебной практикой относится к объективному критерию преступной небрежности, а возможность предвидения субъектом наступления последствий - к субъективному критерию. Объективный критерий небрежности носит нормативный характер, поскольку означает наличие у лица обязанности предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Возложение на лицо обязанности должно проистекать из требований закона, иных нормативных актов, в том числе зависеть от должностного статуса и выполняемых им профессиональных функций. Фактическое отсутствие у лица обязанности предвидеть возможный результат своего поведения исключает его ответственность за фактически наступивший вред.

8. Для обоснования ответственности факт возложения тех или иных обязанностей на конкретное лицо, совершившее определенное деяние, является недостаточным. Для этого необходимо установить, была ли у этого лица реальная возможность предвидеть наступившие последствия. Важно установить субъективный критерий небрежности, который, в отличие от объективного критерия, для которого характерно наличие нормативного, должного поведения лица, характеризуется способностью лица предвидеть преступный результат своего деяния. Вместе с тем возможность предвидения зависит от ряда факторов, имеющих важное значение: обстановка, в которой было совершено преступление, должна создавать лицу объективную возможность предвидения последствий; по своим индивидуальным качествам (образование, профессиональные навыки, жизненный опыт, физические и психические особенности и т.п.) лицо должно иметь возможность правильно оценивать происходящее и предвидеть возможность ее негативного развития. Если установлены такие обстоятельства, которые с учетом ситуации и личности создали невозможность предвидения последствий, то лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности за произошедшее, хотя оно и было участником этого события.

9. Для правильной квалификации совершенного деяния необходимо устанавливать объективные и субъективные критерии, отсутствие одного из которых создает условия для нарушения закона. Игнорирование субъективного критерия небрежности нарушает принцип вины, согласно которому (ч. 2 ст. 5 УК) объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.
Объективный критерий служит для того, чтобы выяснить, каким образом должен или был обязан вести себя субъект в конкретном случае, мог ли виновный предвидеть вредные последствия своего поведения.

10. Небрежность следует отличать от случая, или казуса, под которыми понимается невозможность лица предвидеть вред, причиненный деянием, и оно не должно было или не могло предвидеть его наступление (отсутствуют субъективный и объективный критерии небрежности, оба вместе или хотя бы один).